Раздел:
Жизнь Роммеля

Предыдущая статья:
Заговоры против Гитлера

Вторжение союзных войск

Ханс Шпайдель
Ханс Шпайдель
Ханс Шпайдель

Шпайдель, немногословный земляк из Юртенбурга, был одним из активнейших заговорщиков. Он работал рядом с Роммелем, штаб которого находился в замке Ла-Рош-Гуйон, вблизи реки Сены. Защитники Атлантического вала готовились к высадке союзников. Но ни командующий группой армий "Б", ни рядовые не знали, где она произойдет. Обманный план союзников сработал.

Роммелю пришлось уехать на семейное торжество. 6 июня исполнялось 50 лет его жене Люси. 4 июня Роммель выехал из замка Ла-Рош-Гуйон. Во главе ставки остался Шпайдель. На другом берегу Ла-Манша шел отсчет последних минут перед высадкой.

В первые часы ночи 6 июня американский десант высадился в Нормандии на западном фланге союзных войск. Армада союзников стояла у берегов Нормандии. На заре начались бомбардировки с воздуха и обстрел с прибрежных кораблей. Вторжение союзных войск на северо-запад Европы произошло там, где и предполагал Роммель. 60 тысяч американцев и 75 тысяч британцев и канадцев к концу дня были на континенте. Танки Роммеля для подавления вторжения стояли в резерве. В ставке Роммеля Ла-Рош-Гуйон царило странное спокойствие. Признаки вторжение были все более очевидны, а Шпайдель бездействовал. Он позвонил Роммелю лишь в 10 утра 6 июня. 3 танковых дивизии стояли в двух шагах от места высадки врага. Шпайдель не привел их в действие. Может, он ожидал главного удара в зоне Па-де-Кале? Или медлил намеренно, чтобы обеспечить противнику успех?

В 10 утра 6 июня мрачный Роммель был в Нормандии. Как он и предполагал, дневное передвижение пехоты и танков было крайне опасным из-за ударов с воздуха. С присущим ему рвением Роммель бросился в бой, разгоравшийся на заболоченных тропах и перелесках Нормандии. В те же часы Шпайдель рассказал членам штаба о своем участии в заговоре. Теперь об этих планах говорилось открыто. Пока немецкие танки перегруппировывались, не в силах ударить по союзникам, Шпайдель устроил встречу Роммеля со своим сообщником генерал-лейтенантом Цезарем Хофакером, адъютантом Штюльпнагеля в Париже. Бомбардировщики союзников и французское Сопротивление подрывали позиции немцев в Нормандии.

11 июня Шпайдель встретился с главой штаба Рундштедта генералом Блюментритом и рассказал ему об оппозиции против Гитлера, умолчав о планах убить его. Пока Шпайдель говорил с Блюментритом, Роммель беседовал с фон Рундштедтом. В результате Гитлер был извещен о том, что если он не обеспечит стабильную линию фронта в Нормандии, фон Рундштедт будет вынужден принять "фундаментальные шаги".

Когда Шпайдель и Роммель возвращались в Ла-Рош-Гуйон, Шпайдель попытался втянуть своего шефа в заговор, играя на том, что Роммеля мучила совесть из-за существования концлагерей в Польше.

В тот же день Роммель поделился своими опасениями с шефом морской поддержки армий группы "Б" адмиралом Руге. Гуляя с Руге по Ла-Рош-Гуйон после ужина, Роммель высказался за капитуляцию армии на Западе. Он сказал, что руки нацистских лидеров в крови и добавил: "Я всегда вел чистую войну". Тогда же Роммель писал жене: "Политикам пора вступить в игру".

Все это время Роммель и фон Рундштедт ждали прибытия во Францию американской 1-й группы армий под командованием Хеттена. Угодливая разведка Шпайделя по-прежнему верила в блеф союзников. Шпайдель, по собственной инициативе, держал боеспособную 116-ю танковую дивизию вдали от Нормандского фронта, считая, что она пригодится в бою с Парижским гарнизоном СС после убийства Гитлера.

 Читайте далее:

Клаус Шенк фон Штауфенберг был назначен убийцей Гитлера

Паутина лжи

Роммель был так угнетен обстановкой в Нормандии, что сравнивал ее с ситуацией черных дней ноября 1942-го, когда он проиграл в битве при Эль-Аламейне. Он потребовал приезда в Нормандию представителя высшего командования, чтобы тот убедился в угрожающем положении. ...